Турецкий плен
item_s_709

ya-exidna рассказала о том, как иностранная домработница оказалась в Турции на положении самой настоящей рабыни.

Дата публикации: 20.10.09 21:22
Блог автора: Перейти
Публикация в блоге: Читать
Профиль автора: Смотреть   В друзья (ЖЖ)

После тетушки Ниль я, как вы помните, стала заниматься уборкой сама.
А что такого? Книги мокрой тряпкой не мою, муж помогает, дети каждый свою территорию убирают - зачем нам дополнительная тетушка-то?
Правда, должна признаться, делала еще одну-две попытки. А то как же: у всех соседок есть домработницы, а я? я искренне хотела слиться в экстазе с местными обычаями, ассимировать до полной аннигиляции, но... не судьба.
Кстати, повторю для тех, кто недавно к нам присоединился и не понимает тонкой душевной организации турецких домо- и дамохозяек: домработница в Турции - не роскошь, а средство передвижения.
Причем не бизнесс-леди на работу.
Нет, домработница тут - это средство передвижения неработающей домохозяйки по подружкам, золотым дням, парикмахерским и распродажам.
Однако несколько лет назад случилось страшное: между некоторыми дамами-хозяйками и их тетушками Ниль организовалась революционная ситуация. Низы не всегда могли управлять по-старому, а верхи не хотели подчиняться.
Чтоб два раза не вставать, то есть не садиться: думаю, что нечто подобное этой революционной ситуации назрело между турецкими мужчинами и турецкими же дамами, вследствие чего... правильно: теперь здесь так много нас, русских женщин, и все, кроме турецких дам и их домработниц, этим довольны. Но это так, в скобках.
Впрочем, разрулить революционную ситуацию на фронте помывки окон и ковров тоже помогли русские женщины.
Или, по крайней мере, русскоязычные и некогда советские.
Потому что на смену тетушкам Ниль в какой-то момент вдруг пришли наши Маши, Гали и Вали "с" Казахстану и "из" Украины.
И из Молдавии, ныне Молдовы, - да, особенно оттуда. Потому что там живут гагаузы - народ, говорящий на языке, очень близком к турецкому. Когда-то давно, четверь века назад (вот ужас, столько не живут, а я что-то тут задержалась с вами!), к гагаузам в Молдавию посылали на языковую практику студентов кафедры турецкого языка одного солидного московского вуза. Студенты делали вид, что болтали с гагаузами по-почти-турецки, дегустировали молдавские вина, пели всякие гаудеамусы под гитару и возвращались домой. Ибо с отправкой в Турцию в стране тогда была напряженка.
Да-да, возвращаясь к нашим... ну почему сразу?! и вовсе нет! не к ним, а к женщинам, повторю: был период, когда в Турцию активно приезжали женщины из постсоветских республик не той целью, о которой вы подумали.
Не замуж и не на панель, не покупать и челночничать, не загорать и ловить аниматоров, а работать домработницей и няней.
Благо спрос тут... турецкие женщины же сами не могут.
Ничего они не могут - даже справиться одной левой с уборкой или на крайняк хоть с тетушкой Ниль. И они пошли другим путем, и однажды у меня зазвонил телефон.
- Ты представляешь, - заверещала мне в ухо турецкая подруга, - у моей соседки теперь работает русская женщина! я должна тебя с ней познакомить! Ей же одной плохо, и тебе...
Тут подруга запнулась, потому что знала, что мне как раз хорошо.
Вообще-то, объяснить турецким женщинам, что кому-то может не быть скучно и плохо в одиночестве, с книгой, с собственными детьми, с собственным мужем, почти невозможно. Это за гранью их понимания.
Понять, что кому-то может быть некогда и неохота ежедневно пить чай с подружками, предварительно посетив парикмахерскую, это уж совсем никак. Мои подруги приняли это как данность, а что им оставалось? Кто не принял, те не подруги.
Словом, я покивала на обещание познакомить меня с какой-то русской и забыла о ней.
Вспомнила дней через десять.
Подруга говорила страшным шепотом: "Скорее! Я даю ей трубку, говори быстро... потом объясню!"
Трубка зарыдала мне в ухо.
Вероятно, она рыдала по-русски, я ничего не поняла, и трубка перешла к подруге и сказала уже человеческим голосом: "Ее хозяйка не разрешает ей говорить с тобой! (И поэтому она так убивается? мама дорогая!) Ее хозяйка не разрешает ей никому звонить и никуда ходить! только сейчас вот отпустила на час. Со мной. Мы уже идем!"
Дом моей подруги стоит на горе, а я живу у ее подножия. Гора та высокая и зеленая, из-за чего мы с девчонками прозвали ее Медной горой - логично, да? Сами подумайте, малахитовая шкатулка, ящерка, балетный костюм Хозяйки той горы - все зеленое, да и бронза зеленеет, а от меди до бронзы один шаг, словом, подруга моя шла с рыдающей русской незнакомкой с Медной горы, а я стала собирать чай-кофе.
"Русская" Валя оказалась гагаузкой - нормальная женщина лет тридцати пяти-сорока была доведена до истерики.
Она провела на той горе - не выезжая в город и выходя только на балкон тринадцатого этажа! - почти два месяца.
Завербовалась она сюда через специальную фирму, въехала по туристической визе  - при выезде из страны ей грозил штраф за просроченную визу, но она и ей подобные знали, что если поработают год, то им хватит не только на штраф, но и на какую-то жизнь.
Платили ей тогда (лет семь-восемь назад) двести долларов в месяц. Плюс жилье и питание.
Ее наняла молодая женщина - адвокат по профессии. Та адвокатка (как говорят некоторые турецкоподданные) ждала ребенка и в ожидании решила, что пора обзавестись няней и прислугой в одном, желательно иностранном лице.
Валя прибыла за месяц до родов. Ей выделили комнату в огромной пятикомнатной квартире, которую она должна была ежедневно убирать. Два больших балкона, два туалета, четыре комнаты плюс огроменная гостиная и кухня.
Валя восхитилась решением квартирного вопроса и принялась за дело, но... хозяйка требовала, чтобы она мыла весь пол вручную.
В смысле не шваброй, а ползая на коленях.
Ковры требовалось мыть и выносить на балкон для просушивания-проветривания раз в три дня.
Еду должна была готовить Валя.
Рубашки хозяина требовалось стирать вручную, хотя имелась современная стиральная машина с множеством программ. Постельное белье у хозяев и гостящей хозяйкиной мамочки требовалось менять раз в два дня. И гладить его до идеального состояния.
Окна нужно было мыть... ну, вы поняли, да?
Ребенок еще не успел родиться, а Валя забегалась так, что только и мечтала о вечере, когда сможет лечь спать.
Кстати, после девяти Валя обязана была удалиться в свою комнату и находиться там, как можно реже наведываясь в туалет.
И вот хозяйка отбыла в роддом на модное здесь кесарево (турецкие женщины сами-то ничего никогда, зачем им?), и вскоре прибыла с младенцем. Младенец был заселен в комнату к Вале: к матери она должна была его приносить на кормление и на просто играние-любование.
Например, соседка зашла - Валя, подай нам младенца.
Младенец в тот момент должен быть в чистом виде, нарядным и не орущим - иначе как им любоваться-то? Соседки и родственницы таскались ежедневно и ежечасно, и Вале с младенцем приходилось туго.
Надо ли говорить, что ковры, готовка и все вышеперечисленное оставалось Валиной заботой?
Само собой - а вы что подумали?
К кормящей мамаше, не оправившейся после кесарева, приходили на дом парикмахер и маникюрша, ее замучали визитами и поздравлениями - когда ей мыть ковры-то и заниматься младенцем?
Валя плакала, рассказывая все это, но жаловалась-то на одно: что ей запрещено выходить из дома и нельзя позвонить детям и мужу, оставшимся в Молдове. Ей был разрешен один звонок - как арестованным - когда она только прибыла, а с тех пор никак нельзя.
Очень дорого. Валя говорила, что заплатит сама, из своей заплаты, но хозяйка с Медной горы была неумолима.
Дамы и господа, я много раз видела ту хозяйку. Молодая, приятная женщина с культурной речью и университетским дипломом, не Салтычиха какая-нибудь. Иногда она выносила младенца гулять или таскала его в гости для демонстрации - тогда Валя могла вволю стирать вручную рубашки и мыть на коленях пол.
Виза уже была просрочена, зарплаты хватило бы только на штраф. У Вали болела спина, глаза слипались от вечного недосыпа, нервы были ни к черту.
От меня она позвонила домой и в ту фирму, которая ее продала в это рабство.
Потом они с подругой поспешили обратно на гору, а через месяц Вале удалось вырваться из турецкого плена и уехать.
На ее место заступила женщина из Грузии, потом ее сменила местная курдка, а потом хозяйка совсем заскучала на нашей Медной горе и подалась в Анкару, поближе к маме и более светской жизни.
От той же многострадальной Вали я узнала, что таких, как она, тут у нас немало, есть и действительно русские, есть украинки, белорусски, молдаванки, казашки, но мы их нигде не встречаем и не видим, потому что у них работа такая.
Ужас, а не работа.
Хуже, чем у Штирлица, честное слово!

Комментарии:

seastar81: Ужас!!! Всегда думаю как таких людей земля носит и чем будут потом расплачиватся ..., а ведь придётся


shiha_shiha: жесть какая...
неужели им (турецким домохозяйкам) не скучно от такого времяпровождения???? ну месяц, ну год, ну два? сдохнуть же можно от одних и тех же салонов и сплетен...


ya_exidna: Я бы точно сдохла.
А они удивляются, как мне не скучно. :)))))


elen123: Ничего себе забитые женщины востока! Слона затопчут, не заметят.

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Mail.ru
БЛОГ.персона
Блог@персона

Анастасия Волочкова

Заслуженная артистка России Прима-балерина Мариинского Театра, Большого театра, Английского национального балета, театра балета Юрия Григоровича. Обладательница приза «Золотой лев» и "Benois de la Danse".

Перейти в блог
БЛОГ.персона
Блог@фото

Ночь в городе

Фотографии городов мира ночью

Перейти в блог
БЛОГ.персона
testing
Аверьянчева Настя, 2 года
Диагноз: врожденный порок сердца
Игнашкина Соня, 8 месяцев
Диагноз: врожденный порок сердца, транспозиция магистральных сосудов
Мокин Павел, 16 лет
Диагноз: муковисцидоз